D'Airot d'Airot – История
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
Космодром,
или Как продали петрозаводский Байконур

"и не взлетит она,
и не взлетит она,
и не взлетит она
та самая она
"
из репертуара гр. Револьвер

справка:
Космодром - комплекс сооружений и технических средств для сборки, подготовки и запуска космических аппаратов.


Именно такое объяснение слову "космодром" дает изданный не так давно Большой Энциклопедический Словарь. Однако стоит посочувствовать составителям и редакционной коллегии, которые были ограничены в информации, потому как работают в закрытом учреждении, находящемся в закрытом от всего мира и самодостаточном городе Москве. Бедные Йорики! они были лишены счастья познания, им недоступна битва жизни, их академическое узколобие вызывает горькую усмешку:

А ведь если бы кольцевая дорога проходила бы чуть подальше от кремля, то, глядишь, внутри ее оказался бы и воскресший из небытия кинотеатр "Победа" вместе со всем своим новым ремонтом. Вследствие этого кругозор столичных мэтров не только не пострадал бы, но расширился, а это было бы на руку нашим доморощенным космонавтам, обратившим свои взоры на недосягаемые небеса тусовочного шоу-бизнеса. Глядишь, им бы вовремя керосинчик бы поставляли и всякими там причиндалами от ВПК обеспечивали. Глядишь, не пришлось бы им лепить свои межпланетные станции из консервных банок, затыкая щели невесть чем. И выглядели бы их белые и такие одинокие паруса более достойно на фоне стальных кораблей. А нам в свою очередь не пришлось бы краснеть за ихние ляпсусы во имя возрождения или бог знает чего там еще петрозаводской рок-культуры.

А ведь все карты в руки тем, кто соберется сделать что-нибудь стоящее в нашем-то захолустье. Берите и делайте!!! Тут целина, на которой конь не валялся. Тем более, что в городе давненько не происходило ничего многодневного, снаряженного роковыми и крайне громогласными рыками и гитарными соло пролетарской и не очень молодежи. Много воды утекло, и не один пуд соли успел пропасть из закромов родины. Естественно, мелкие концертики типа незабвенных "солянок" проводились здесь с большей или меньшей частотностью - до этого уровня явно хватало и сил, и заинтересованности. Помниться, что в совсем еще недалекие 90-е существовало даже два конкурирующих между собой центра, пытавшихся примерить на себя образ благочестивого Мецената от рока. В этом кровавом спорте пальма первенства по большей части находилась в стальных ладонях-рельсах Дома Культуры Железных Дорог. Однако наивно было бы полагать, что администрация этого заведения пыталась выглядеть более продвинутой или, например, озабоченной судьбами местной рокенролльной братии. Думается, что обреченные хозяевами на бызрыбье они обнаружили для себя несессер, с помощью которого обеспечивалась какая никакая, но все же живая кассовая выручка. Рок-концерты вполне вписывались в программу массовых культурно-оздоровительных мероприятий, тем более, что они не требовали от администрации никаких усилий, поскольку традиционно музыканты сами обеспечивали все для того, чтобы сыграть две кривые или не очень ноты. От этого было масса проку всем, в том числе и вышестоящим ответственным лицам. В условиях жесткой монопольной политики остальным местам по организации досуга и проведения просветительской работы среди постсоветской молодежи приходилось довольствоваться жалким шакальим обедом.

Однако все это не более чем будни рок-музыки. Мелкая событийность, которая, по идее, должна создавать базу для чего-то более глобального. 90-е явно нуждались в больших событиях, громоподобных фестивалях под стать тем, что некогда устраивались отцами и дедами карельского рок-движения. А они были действительно солидными. Последнее такое многодневное рок-марафонье происходило, если не обижает память, в ныне Национальном театре, и называлось оно тогда "Театр in Rock". Конечно, кое-какие попытки делались, но все они выглядели жалкой шизофренией на фоне ставших классикой продуктов старшего поколения.

С приближением Миллениума всемирное оживление начало приобретать вселенский размах. Ой, как народ-то зашебуршал! Все кто мог - и стар, и млад, и немощен, и мощен, начали чесать затылки в надежде придумать что-нибудь, что позволило бы вписать их имена золотыми буквами в списки Великих Людей Второго Тысячелетия. Человеческое честолюбие превзошло все ожидания, оно распухло, изменяя лики людей до неузнаваемости. Всяк почитал за правило вытащиться на свет божий с каким-нибудь там проектишкой, чтобы, не дай боже, потеряться во тьме безвозвратно уходящего в прошлое времени. Крыло пафоса и помпезности зацепило и не столь отдаленный от столиц мира городок. Претенциозность всех наших местных паразитирующих на слове Миллениум насекомых превзошла все возможные ожидания. Что касается затронутой здесь темы, то их стремления к славе и достатку совершенно неожиданно вылилась в действо, возжелавшее стать преемником тех самых легендарных марафонов, которые некогда вполне достойно сигнализировали всем о том, что П-ск тоже является частью вселенной. Продуктом честолюбия умельцев из Петровской слободы стало то, что в конце ноября грянул длившийся навязчиво в течение четырех дней фестиваль рок-музыки, получивший название "Космодром".

Казалось бы, что нужно, чтобы провести хорошее мероприятие?

Определиться с желаниями. Это, пожалуй, и есть самое главное.

Что же мы на самом деле хотим, чтобы получилось? Ответив на этот ключевой вопрос, любой устроитель чего угодно был бы обезопасен как минимум на пятьдесят процентов неизбежно встающих перед ним проблем. Вот если бы наши местные ремесленники от шоу-бизнеса почаще задавали себе этот вопрос и не спешили бы с поиском ответа, то были бы защищены не только от великого множества мелких проколов, но и от гораздо более важных, если учитывать формирование имиджа, больших провалов.

Наблюдателю озлобленному на целый свет и неискушенному в правилах хорошего тона могло показаться, что организаторы Космодрома думали о чем угодно, но только не о том, чтобы планируемое ими действо осуществилось не просто как факт потраченной на него электрической энергии и оставленных публикой окурков и пустых пиво-водочных бутылок и банок.

С легкой руки такого типа может разбрестись по миру мнение о том, что описываемое мероприятие имело минимальный культурно-исторический резонанс. Он, захлебываясь слюной, пролает, что фестиваль в своем качественном отношении не лезет ни в какие ворота и ничем выдающимся в плане организации не отмечен. Он, чуть не лопаясь от злобы, прокаркает, что это унижение музыкантов, слушателя и его кошелька требовать денег за ЗВУК хуже, чем патефонная пластинка и СВЕТ невыразительнее лампочки Ильича. Раскрасневшись от возбуждения он будет размахивать руками на площади, крича на весь околоток, что вся эта богадельня чертовски пошлая затея так и не вылезших из пубертатных штаников мальчиков с пивными животиками. Думается, что он скажет еще что-нибудь и во всех случаях будет прав. Наконец, он, ухмыльнувшись повернется и бросит через плечо, что в этом всем нет никакой перспективности, никаких положительных эмоций, никакой переклички с теми событиями, которые уже давно обросли трепетными легендами. О, Боже!!! Это ужасно.

Кстати говоря, коли пошла такая пьянка, доставай последний огурец. По распространившемуся среди народа мнению организаторов Центра управления полетами петрозаводских рок-музыкантов надо бы высечь хорошенько мочеными в солененькой водице розгами да на публичном месте, а потом под страхом смертной казни заставить сделать что-то более достойное этого города, про который все так любят сказать недоброе словцо. Но эти личности недоступные, гордо реют они, защищенные логотипами лопастями фолк-туров и иже с ними кинотеатров. Впрочем, может мы и не правы в своем праведном гневе. Ведь были же в страдающей хронической желтухой местной прессе воодушевленные письма экзальтированных школьников, пэтэушников и их соратниц женского полу о том, что "Ах, какие молодцы эти мoлодцы!!! Порадовали наши скучающие души!!!" Может и так, а может и нет. Потому как не оставляет нас мысль о том, что стремились наши космодромщики исключительно к утешению властной тетки Мамоны, которая уже давно терзала их несчастные голодные, распухшие от одной картошки организмы изнутри. Прекрасный шанс, джентльмены, грех не воспользоваться!!

Однако не все так плохо, как оно кажется. Это просто ложка дегтя попалась сразу же. Не успели замешать с медом, а то было бы хуже искать. Так ведь и хорошо, что оно так получается. Сразу в собственном глазу соринку: да и долой ее! Что же до бревна в чужом, так тут все в полном ажуре.

Вот чего зачинатели космической индустрии "а-ля Карелия" действительно добились, так это того, что благодаря им на сцене за четыре дня перебывало максимальное количество всех более или менее активно репетирующих в городе музыкантов. Как и везде, в этом тоже есть как положительная, так и отрицательная сторона. Плохо то, что организаторы вытащили именно всех, не позаботившись особенно об отборе. Точнее о нем-то как раз и позаботились, но каким-то несколько странноватым образом. Создается впечатление, что их позиция была такова, что все кому надо поиграть - поиграют, мы искать каких-то там свадебных генералов не собираемся. Разве что пару старых и иссушенных ветрами перцев, робко выглядывающих из далеких 70-х. А так ставка только на молодежь. Это хорошо и правильно. Потому что, как оказалось в городе существует огромное количество молодежи, занимающейся музицированием в свободное от учебы/работы/секса/наркотиков/алкоголя и так далее время. Это отрадно. Это хороший удар по почкам тем вульгарным скептикам, кто, заимствуя несколько не к месту англоязычный термин "generation lost", считает детей новой России ни на что не годным поколением. Оно просто совершенно другое, уважаемые. Совершенно точно можно сказать, что под сенью приобретших за годы стараний и страданий опыт и шрамы монстров карельского рока, вдруг откуда не возьмись появилось целое поколение совершенно новых команд, которые вскоре, если конечно не надоест хрястать костяшками по вечерам по струнам "Эмузин", вполне возможно станут героями своего времени.

Что самое главное, самый приблизительный анализ местной рок-братии позволяет заметить, насколько разнообразны их музыкальные пристрастия. Стрелка жанрового барометра колыхалась в обе стороны, содрогаясь с одной стороны от активно приобретающего второе дыхание фолка, с другой - до самого что ни на есть настоящего панк-рока. Что самое удивительное, панков и их поклонников оказалось так много, что для них пришлось выделить специальный день. Видимо сказывается превалирование промышленного производства в Петрозаводске. Дети пролетариев и пролетарская музыка бунтующих душ. Трепещите, о, сильные мира сего, вихри враждебные веют над вами!! Но эта революция более безобидна, надо признать.

В промежутке между ними находились более или менее консервативные рок-группы, немного разбавленные современными ритмами из репертуара артистов эм-ти-вишной эстрады. У некоторых чувствовался агрессивный ученический задор, который при желании мог бы привести к чему-то более кардинальному нежели банальные выкрики "fuck-fuck, fuck you". Пока же все это упорное копирование музыки страдающих от токсикоза американских передоростков сводится на нет прилипчивым однообразием и навязчивой безынтересностью аранжировок.

Кстати говоря, замечена некоторая тенденциозность, в частности, когда речь шла о фольклорных коллективах. Далекая и мало кем виденная в жизни Ирландия оказывает на местных фольклористов завораживающее воздействие. Всем обязательно хочется хоть немного, но попахивать "ирландщиной". Скрипочка, дудочка, акустическая гитарка, всякие там погремушечки и перкуссии. Обязательно присутствие в составе обаятельных девчушечек, часть из которых выглядит несколько изможденно. По-видимому, все это должно навеять слушателю ясное ощущение нахождения на острове карамельного пива. Играть ирландский фолк это нынче модно, даже очень. Вполне может быть, что при таком дальнейшем развитии в городе скоро появится центр типа Мюллярит, но только со словом типа О'Генри или О'Брайен.

Среди рокеров были замечены до боли знакомые все лица, о которых вряд ли можно сказать что-либо утешительное кроме того, что они уже давно сформировали свой имидж в городской тусовке и уже который год подряд выдают на гора стандартный и, в принципе, достаточно прогнозируемый по качеству уровень музыкальной продукции. Стоит обратить внимание на очередное возрождение из пепла господина Крюгера, в миру более известного как Андрей Еремкин. Как полагается личности, обросшей легендой еще до того, как самые молодые из выступавших перестали ходить под стол пешком, Крюгер был в сопровождении своего оркестра постперестроечной поры "Требуналом". Помниться лет восемь назад Крюгер снимал штаны и показывал зад на рок-концерте на пл. Кирова, потом отмечал с коллективом десятилетие творческой деятельности, после чего в очередной раз погрузился в глубокую кому. Как Крюгеру удалось из нее выйти - это одному Богу известно. В любом случае, порастеряв за годы музицирования и иного духовного отдохновения большую часть музыкантов от первоначального состава, с которым игрались еще самые первые концерты в 1987-88 годах, харизматическая личность Крюгера сделала, наконец, достойный своего таланта жест. Давно известна его песня про то, что "я готов заклевать любого орла", так вот этот comeback, лучшее тому свидетельство. Многие присутствовавшие в зале были рады возвращению на сцену одиозной личности, которая уже давным-давно снабжена именем плохого дядьки из старого фильма "Архив смерти".

 

  © 1998–2015