D'Airot d'Airot – История
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi

Моль в шкафу, или Отцы и дети не по-тургеневски

Параллельно спорадическим гастролям дуплетного варианта Дайрота по заграницам, записям альбомов с сессионными музыкантами сомнению не подвергалось существование полнокровного состава из четырех человек. Правда, его деятельность определялась различного рода обстоятельствами и необходимостью. Конец 2002 года был отмечен двумя выступлениями состава Якобсон-Зимин-Кобликов-Коробов на сцене петрозаводского "Кивача". Первое было приурочено к презентации еще свежего и не всеми купленного альбома "l'Acoustique" второе же проводилось в связи с Рождеством. Новшеством было появление на сцене уже проверенного предыдущими контактами Аркаши Соколова вместе со всеми своими конгами-бонгами-стучалками-погремушками, что преследовало цель несколько сгладить эффект рутинности и устарелости исполнения вечнозеленых хитов коллектива. Надо сказать, желаемое было достигнуто, Аркаша заметно оживил потрескавшуюся краску на лице шагнувшего в третью пятилетку своей истории коллектива.

Презентация альбома проходила 14.11.02 и была зафиксирована на супер-VHS телевизионщиками с ГТРК "Карелия", что тоже факт неординарный, поскольку раскрутить такого монстра на выдачу камеры, оператора, режиссера в полночный час посреди недели практически невозможно. Однако насняли пару сотен километров пленки, которая в скором будущем была оприходована по делу. Концерт был зафиксирован на мини-диск, и Гриша, поколдовав дома в течение недели, сумел убрать все погрехи записи и откровенной лажи в исполнении, сверстав из 2,5 часов полета музыкальной фантазии некий живой альбом минут на 45, доступный исключительно и навсегда только в интернет-версии. Однако история получила продолжение. В 20-х числах января уже нового 2003 года спорадическое трио Якобсон-Зимин-Соколов сыграли две композиции в живом варианте для передачи "Реальность-2", но уже на следующий день полный комплект аппаратуры был завезен на грузовике в Большую Студию на улице Пирогова, где уже полный состав легендарного коллектива занимался съемкой дополнительного видеоряда для возможных видео будущего. Собственно говоря, одно из них на тему "Helsinki I" было вскорости сверстано и показано 08.03.03 в эфире.

Как принято говорить, "очередной всплеск активности" носил ложный характер фантомных болей. При всей ностальгической нотке, с которой происходили вышеупомянутые события, в атмосфере висел тяжелый дух, словно приходится ковыряться в пахнущем молью шифоньере. Логично поэтому, что после развоза аппарата деятельность Дайрота свелась к дуплетному гастролированию, когда в частности в феврале и мае дважды был посещен город Оулу.

Однако параллельно то и дело в разговорах возникала мысль о том, что квартет все же стоило бы восстановить в правах. Дилеммой было, конечно, то кто, с кем, когда, сколько раз и на чьей территории будет это делать. Дуплет привлекателен своей мобильностью, тем, что ничего не надо, кроме двух гитар за плечами, да много моментов. Но полновесный ансамбль это нечто такое, что оправдывает всю ту же аппаратурную громоздкость своего существования. В общем, определенного рода сложности проносились в дуплетных головах. Выдвигались различного рода предложения и вариации. Стрелочник, как и полагается, был обнаружен довольно-таки быстро, список претензий сформирован, за ним, собственно, далеко ходить не нужно было. На место барабанщика решили пригласить игравшего с Д. Ярославским и вообще опытнейшего Женю Климова. Смущения некоторые, надо признать, были. Может и несколько надуманные. Гриша Зимин-то знавал его и раньше - все же из одних "от кутюрных" музыкальных кругов. Скорее всего, ожидаемая трудность заключалась в том, "а как оно будет???". Все-таки прецеденты смены состава, в частности, барабанщика уже случались, да и как новый человек притрется с уже сколотившемуся коллективу, да и, да и: Таких "да и" можно набрать тут целый ряд.

В любом случае, репетиции на Леши Кобликова новой базе начались в апреле месяце, и сразу почувствовалось начало чего-то хоть и не слишком определенного, но нового. Начали с самого простого и классического, что, казалось, после середины 90-х никогда вспоминаться не должно ("Han tahtoo elaa bambuviidakossa"), чтобы поупражняться в забытом и элементарно попривыкнуть друг к другу, ведь и для Дайрота де-ля-кватро репетиций в нормальном понимании этого слова не было уже года четыре, если не больше. Встречи на базах у Карху или еще где назвать репетициями можно было лишь с натяжкой. Так вот, этот самый "Бамбук", как номер условно называется в простонародье, зазвучал не просто как школьный хард-рок, но совсем иначе. Это был первый шаг, для остальных Жене Климову потребовалось даже завести тетрадку для нот, куда он начал с аккуратностью переписчика выписывать все то, что было Дайротами нарепетировано за предыдущие годы.



 

  © 1998–2015