D'Airot d'Airot – История
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
Рождественский Джем III или Шампанское Для Своих

Первое:
Музыкант нынче другой пошел. Не тот, что раньше. Знает себе цену - вряд ли это можно назвать дурным словом. Только вот обратная сторона заключается в какой-то подозрительной меркантильности. Нет, никто не призывает к гуманитарности и бесплатности труда. Компенсация за то, чем занимаешься ex professo, должна быть, но ситуации бывают разные. Казус же заключается в том, что не зажигает его ничто, связанное с красивыми фразами, работы за символическую денежную массу ради приятной идеи, да простое подвижничество на благо того, что потом назовется потомками "культурой". Гораздо большую дрожь иногда вызывает не заветное похрустывание включенного "аппарата", а совсем другое. Поэтому любит герой нашего времени покривляться, погримасничать, поводить носиком, ой как любит. Только вот дальше своего носа смотреть не умеет.

Особенно данная тенденция все больше пропитывает тех, кто не первый год уж светятся на местных подмостках. Они обросли, давно уже не играют на трехрублевых осиновых кольях, но вместе с этим частенько страдают мелочностью, совершенно не красящую их седые и поредевшие локоны. А еще страшно подозрительны они и недоверчивы. Прямая противоположность это наступающая на пятки молодежь, которая страдает легкомыслием. Это потому, что неискушенная она до времени в делах мирских. Если поглядеть, то каждый божий "космодром" желающих поиграть собирает. Халявного "энтузиазмусу" у них хоть отбавляй. Кто-то этим живет, надо сказать.

Второе:
В истории петрозаводской рок-культуры была одна страничка такая в свое время, когда была придумана затея устраивать камерные рождественские концерты в небольших помещениях, с хорошим звуком и в атмосфере праздника света. В конце 90-х успели провести ажно два подобных мероприятия.

Первый был в "Кафе на Красной", когда народу собралось порядка человек 450 в совсем скромное по площади заведение. Тот концерт, надо признать зафиксирован и в аудио и на видео. Многое с тех пор изменилось, кто-то перестал музицировать вовсе, кто-то функционирует, но уже в других качествах.

Историческое повторение случилось через пару годиков в ныне благополучно спаленном "Доме Крестьянина" на Гоголя, 6. Формат культурного события был несколько иных масштабов. Если в предыдущий раз реклама проходила уже практически за месяц до самого события, то в этот раз десяток афиш был повешен в буквальном смысле накануне. Слово "камерность" было словом дня. Сотни любителей петрозаводской рок-самодеятельности были оставлены за бортом, до тел известных в узких кругах музыкантов был допущен только самый бомонд и лица себя им именующие. Все было отдано на откуп моменту, посему программа по ходу изменялась, как бог на душу положит, но от этого всем было только хорошо.

Добрая традиция рождественских посиделок в последствии не получила своего продолжения. То ли запал кончился, то ли еще чего. Хотя народ-то ходил и интересовался периодически два последующих рождества. Попытка двигаться в русле идеи была сделана весной 2002, когда в "Лигее" проводили нечто, называвшееся "Мартовским джемом". Устроители, а это были вполне официальные лица, постарались придать ей закрытый характер "для своих", поэтому левого элемента было замечено чрезвычайно мало. Получилась эдакая куртуазная вечеринка с националистическим финно-угорским подтекстом. Титульные нации превалировали, представителей же прочих проживающих в Карелии нацменьшинств было замечено чрезвычайно мало. Набор выступающих в тот раз был крайне пестрым. Рамки были довольно разнесенные от фольклорных шуток-прибауток под аккордеон до металлизированных "Talvisovat".

Десерт от 23.12.2002:
Все тот же "Кивач", неутомимо пытающийся выживать и сохранять привлекательность для молодежи. На какие только ухищрения не приходится ему нынче идти, чтобы в него заходили не только потому, что на углу и что там почти всегда свежие croissant'ы и кофе на французский манер. Раньше народ ходил на музыкантов, пока безнадежно растущий ценник не оставил только самых материально защищенных. Дух петрозаводской Indie-сцены в какой-то степени сохраняется под сводами навесного потолка, однако всем понятно, что нужно предпринимать какие-то меры, иначе станет совсем уж скучно. Никакими коврижками не заманишь. Одной из мер-полумер прошедшей осени был ряд музыкальных акций. Вечера один за другим проходили под знаком воспитания музыкальной культуры нового поколения постоянных клиентов. Кого только не было видно на той сцене. Ближе к зиме в рамки осенне-зимнего музыкального марафона получилось очень удачно вписать заплесневелую идею "Рождественского джема". Пригласили "Reel", "Santtu Karhu & Talvisovat" и "d'Airot".

Полное отсутствие шовинизма в выборе музыкантов. Вот уж крайне космополитический набор. Но, по словам начальства, это на сегодняшний день наиболее кассовые коллективы. Даже странно слышать такое московско-голливудское словечко в контексте беседы о петрозаводской музыкальной культуры. Но наверное это так и есть. Потому как кассовость кассовости рознь. Ясное дело, тут имеется в виду касса самого "Кивача", а не карманные деньги музыкантов. Редкостной популярностью, вызыванием массового фанатизма вышеперечисленные товарищи вряд ли могут похвастаться. В современной петрозаводской музыкальной культуре эта самая троица маргинально элитарна. Собирает свою публику хоть и в небольших количествах, стоит особнячком от любимого молодежью и пенсионерами мейнстрима а-ля "АссенизаторЫ" или "Мюллярит". Эта троица регулярно давит на свою мозоль, но и не забывает родные подмостки. Есть у нас те, что по собирают гораздо больше народу. Но он у них другой. Он все необходимое для полного счастья пронесет с собой под полой. Если их позвать в тот же "Кивач" играть, то официантам можно переодеваться...

...Неутомимый Касымыч уже суетился вокруг своих проводов за пару часов до начала действа. Стучал крышками ящичков, перебирал всякие железяки и периодически отзванивался куда-то и кому-то, консультируясь по поводу той или иной штуки. Юра филонил (как обычно), выбегал то и дело в предбанник, чтоб поправить пошатнувшееся накануне, а потом наблюдал за Лешей, который накручивал барабаны. Иконы петрозаводского рока Карху с Федором мило ворковали - один за пивом, другой за соком и с пофигизмом гигантов рок-стейджа ожидали чуда. Гриша проявлял чудеса социальной сознательности, общаясь со всеми сразу и контролируя процесс. Аркаша был в полном обмундировании со всеми своими брякалками, звякалками и трещотками. Лимон удивлял в очередной раз многообразием своего инструментария, очередной дудкой из кости саблезубого тигра и лирой, подсмотренной у Орфея. В общем, у всех было чем заняться, пока кивачное начальство носилось взад-вперед со своими свечками и бутылками шампанского вина для приглашенных на закрытую вечеринку "своих" гостей. Скатерти передергивались, вентиляция вовсю нагнетала ледяной воздух с улицы, колпаки гномов примерялись, и кругом была чертовская чехарда и суета. И все это продолжалось до самой до полуночи, пока собственно не наступил настоящий канун самого настоящего рождества, когда никакого рокенрола не может быть и в помине.



 

  © 1998–2015