D'Airot d'Airot – История
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
MILLENIUM:
Завершающий год последнего тысячелетия, о котором некто по фамилии Глоба лет так эдак дцать назад в местной газетке тогда еще носившей название "Комсомолец" говорил, как о периоде расцвета карельской культуры, с невероятной скоростью подходил к своему логическому завершению. Ощущение конца эпохи или, заимствуя вечно молодое декадентское определение fin de siecle, пронзило страдающее жестокой аритмией сердце достославного коллектива. Пришло время подводить какие-то итоги.

С другой же стороны, состояние Великолепной Шестерки в конце тысячелетия это, конечно, не сердечная аритмия. Таковая благополучно закончилась некоторое время назад, причем без особенных внутривенных вливаний анаболических средств. В атмосфере раздается шум от иного рода формы дыхания, анализ которого наводит на мысль о завершении Девона и наступлении Юрского периода. Прямо не Петрозаводск, а живые картинки из известной голливудской киноэпопеи! Список динозавров карельской рок-сцены пополнился еще одной строкой: в отсутствии соответствующего аналитического исследования-летописи, подобной той, что была создана господином А. Лосем в 1991 году, "дайроты" самостийно записали себя в Гиганты местной развлекаловки, увековечив с дрожью и придыханием произносимое имя в анналах истории. Рубеж наступил с записью дебютного альбома с красноречивым названием и последовавшим вслед за этим очередным посещением тесно прижавшегося к западной границе нашего многострадального Отечества страны.

Если ранее периоды полугодового ожидания каких-либо событий воспринимались с тяжелым сосанием под ложечкой и осознанием бренности бытия, то в "лето 1999 от РХ" характеристика "полугодовик" стала устойчивым выражением, крылатой фразой, прям-таки идиомой, предназначенной для "в копеечку" характеризования самой сути функционирования коллектива. Если когда-нибудь какой-нибудь Курт Лодер или хотя бы тот же ныне все более "радийный человек" Андрей Лось сподобится создать что-нибудь с громогласным названием "Ultimate karelian rock-music archive", то можно лишь понадеется на то, что ансамблю с недвусмысленным названием в нем будет выделено хотя бы А4 или может быть даже in quatro(!), где и будет зафиксирована эпохальность его более чем амбициозного существования. Подойдя к описываемым событиям, историк отметит кратко, но по-чеховски: ""Полугодовик" это звучит гордо! сказали они сами себе и разошлись каждый по своим домам и вторичным проектам". А сейчас остается только пожалеть о том, что государством не предусмотрен список соответствующих льгот для тех, кто просыпается из летаргии раз в полгода. Кстати о вторичных проектах.

Явление это ранее было зафиксировано лишь когда речь заходила об играющей на бас-гитаре личности. Господин сей делился своим неограниченным талантом со всеми возможными и невозможными группешничками нашего П., чем и заслуживал порой нарекания со стороны коллег по цеху. Однако было в том разумное зерно. Опыт это, брат, дело такое. Его сидя на пятой точке не приобретешь. Так или иначе, но 1999 стал годом, когда все участники Дайрота разбрелись по местам не столь отдаленным от материнского лона. Казалось, ситуация должна напоминать гульбище батьки Махно, когда полученные в разных местах и в разное время знания разбазариваются в разные стороны. Один лабает блюз, другое лабает Дип Пурпле и так далее. Однако парадокс-то сам заключается в следующем. Какие-то центробежные силы держат дайротовцев в одной куче.

Страдая периодической малоспособностью к совместному творчеству под сенью финскоязычной музы, они весьма успешно сотрудничают в других коллективах и коллективчиках. Возьмем, к примеру, хаузбэнд околобогемной столовки "Кивач". Некогда он был более известен под названием блюз-трио "HonkyTonk". Первым в ряды детища Олега Ярцева влился со своими многочисленными гармошками и "хрюшкиным пятачком" ("Fender", 10 Вт) мучимый совестью товарищ Я-не-Кобзон. Периодические духовные кризисы штатного барабанщика "Хонков" приводили к тому, что на вечерних трехчасовых мероприятиях по отмыванию у дирекции "Кивача" денег барабанил на некоторое время сменивший более чем странного человека Юру Коробова не менее странный Дима Игнатов. Весной 1999 года "ХонкиТонк" он же неофициальный Yartsev's Blues Band пополнился клавишами на концертах и "кивачным" пианино по вечерам, несомых руками Оли Елиной. Осень же отбила охоту играть у господина Е. Колесникова, окончательно приманив на пахнущие круассанами негритянские трехаккордовые харчи и Юру Коробова. Пока что временный уход басиста привел к вполне теперь уже логичному появлению в рядах ярцевского ансамбля Алексиса Кобликова. Осталось дело за малым. Это уже покажет история.

Тем временем, пока блюзовая жизнь города Пэ испытывала столь благоприятные для нее деформации, наш гитарный гений Грег Зимин тоже не метал бисер перед свиньями. Как водится в таких случаях, исход дела не заставил себя долго ждать. Возродившийся по осени из пепла, правда уже под крылом вездесущего буржуазного хозяйства все того же "Кивача" рок-клуб "Мото'Роллер" однажды вечером вознес прямо к застолью олимпийских богов группу товарищей, условно называемую "Братьями Зимиными", которых местная тусовка тут же, да и, в общем-то, неспроста, окрестила в "Дип Перпл II". И о чудо!!! Помимо уже упомянутых двух родных братьев, данный организм содержал в себе все того же басиста и все того же барабанщика.

Такая вот занятная ретроспектива прошедшего года получилась, о, истовый любитель "дайротов".

 

  © 1998–2015