D'Airot d'Airot – Концерты
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
Без подшипника на Север
или Страсти Климовские

Жека Климов страдал. Страдал безумно. Почти умирал. Страдал до апрельской поездки в Лахти, страдал все время пока ехали туда и обратно. Страдал везде и нещадно. На городских улицах и на стоянках многочисленных дорожных кофеен. Почти рыдал. Слушал музыку в наушниках и рыдал. На заднем сиденье черного "членовоза" (Климов, 2004, стр. 1). Его рыданием и страданием было заражено большое число дайротов. А причина была проста: Жека хотел уже поскорей сменить имевшуюся у него машину на другую, которая стояла и ждала его в известном месте. Она стояла и призывала его к себе, а он слышал ее призывы, но ничего не мог поделать. А кругом, на дорогах Финляндии гоняло мимо, спереди и сзади большое количество красивых иностранных авто, из-за которых Жека и страдал, так что основная тематика внеконцертных разговоров в апреле свелась к перечислению марок, разработок, модельных рядов и цен. Очень познавательно для стороннего слушателя и обладателя давно морально устаревшего, хоть и навощенного конгломерата советско-российского автопрома. Страдания продолжались и после Лахти. Несколько недель. А потом вот свершилось. Буквально за три дня до майского вояжа белая красавица "Ауди 100" была куплена, зацелована новым хозяином до полусмерти, надраена и накормлена лучшим бензином во всем околотке. По самое "нехочу". Предстояло боевое крещение, с 20-23.05.04 Дайрот должны были осуществить очередной блицкриг в сердце "дегтярных буржуа" Оулу.

Ромыч Гоккоев активизировал оулуских воротил шоу-бизнеса зимой и достаточно быстро пробил два выступления в голом и безаппаратном "Frank Mahonen" и легендарном "45 Special". К ним оставалось довесить еще чего-нибудь. По своим каналам была проведена проработка по двум объектам, и они - кярсямякский "Jone's Bar" и оулуский "Never Grow Old" - отреагировали непривычно оперативно, обрюхатив расписание концертов ровно на два пункта.

Выезжали в ночи. Брезжил рассвет и брюзжал мелкозернистый дождик. Сильно пахнущий травами продукт местного винзавода дружелюбно побулькивал по пластмассовым стаканчикам - в отличие от остальных алкоголистов со стажем, басист Леха усиленно гурманил, рассказывал, как купленного еще в апреле в "Такс Фри" литрового "Грантса" хватило (если принимать по чуть-чуть) буквально до последнего дня, утверждал, что под каждый усугубляемый долгими вечерами напиток уже обзавелся соответственной тарой и тому подобное. В этот раз он тоже надолго застрял в промежуточной зоне, подробно расспрашивая об объемах, количествах, качествах, особенностях ассортимента.

К явочному домику поворачивали уже на автомате, тем более, что помимо заслуженного часового отдыха для счастливого обладателя белой немецкой мечты предполагалось официальное вручение нескольких единиц кристальной жидкости Юкичу. В доме было тихо, несмотря на практически полуденное время. Сильно попахивало вчерашним. Хозяин оказался на втором этаже в сильно удрученном состоянии. Поздоровкавшись, он пообещал проснуться, однако по сводкам сумел это сделать часам к шести вечера, о чем сообщил уже находящимся на подъезде к Оулу квартетчикам. Но было ему чем полечиться - оставили на прощание в холодильнике приз.

Вот хорошо, когда нет особенной спешки, машина едет, когда дорога хорошая, джаз играет, компания что надо, за окном дождь поливает то как из ведра, то как из соломинки. Вроде бы и на работу, но все же хорошее отпускное настроение. Правда вот на этой трассе начались непредвиденные приключения. В какой-то момент Жека Климов вдруг насторожился и начал прислушиваться. "Подозрительный звук", говорит. Потом начал заставлять слушать всех, особенно кто на заднем сиденье. Прислушивались к этому звуку дня два еще, а потом уж и прислушиваться не нужно было - гудело еще почище заднего моста на "Вольке". Пришли к дружному соглашению, что "нагнулся" подшипник. Не ошиблись, так оно и было по-настоящему. Звонили в сервисную службу, где нас огорошили сообщением о том, что подшипник плюс работа выливаются за сотню еврейских денег. Стало неуютно как-то. Все решилось уже в воскресенье, за два часа до отъезда домой: Олечка Гоккоева спасла от разорения, договорившись с одним местным "кренделем" (самое частотное слово) о скидке. Но сколько успело испортиться крови! Накануне (в субботу) поехали искать подшипник подешевле. После выкрутасов по оулуским предместьям на одной заправке работник сказал буквально следующее: "поедете прямо, пересечете семь перекрестков, потом налево еще три перекрестка, а там будет контора, где дают запчасти и починяют". В общем, где семь, там и все двадцать семь. Потерялись мы два Жеки и в горе-огорчении завернули на другую заправку. А там вдруг оказалась милая девочка, которая, параллельно пробивая кому-то чай-кофе-потанцуем, дала нам карту города, нарисовала на ней маршрут движения, пожелала не унывать - и все это с премилой улыбкой финского добродушия на лице. Мда. А когда нашли тот магаз, поняли, что были здесь накануне по той же надобности, только тогда направили нас из туристского инфоцентра, куда мы сообразили заглянуть, но магаз был закрыт, как и сейчас. Правда, в отличие от "вчера" мы таки решили почитать, что же написано на заборе, а там было написано, что надо 500 метров прямо пройти, чтобы новую точку найти. Но детали на месте не оказалось, и по соседству тоже не оказалось, и вообще нигде не оказалось. Пришлось надавить на гашетку, что возымело эффект, так как тетечка-продавец сразу помягчела: начала звонить в другой город в головную контору, откуда ей перезвонили через некоторое время и порекомендовали продать идентичный подшипник, но от "Мазды". Ох уж эти ненашенские ГОСТы! А Жека Климов на радостях долго не мог из магаза того выйти, напокупал кроме нужной детальки размером с пятак всякой всячины себе в железную подружку, чтобы довольна была и не ворчала больше.

Так вот. Отправившись от Юкича, дайроты потихоньку, глазея по сторонам и останавливаясь под каждым кустом, наконец добрались до Оулу прямёхонько в "Never Grow Old". Зачем-то Хейкки сказал быть там к 18.00, когда никого на месте все равно нет, а начало планировалось к 22.00. Так что, поставили барабаны да поехали до Ромыча с Олей. Хозяюшка ждала гостей. И покормила, и поговорила, и накатить по маленькой не отказалась, а потом отправила на концерт. А бар тот хоть и интересный, но недостаточно обеспеченный: своего у них только миниверсия барабанов "Премьер", да комбик басовый. Забавно было пускать гитару в "передок" и не слышать ее совсем. То ли дело в Кярсямяках. Там все чин по чину. Аппарат что надо. Соответственно, вся деревня была опять навеселе и на ушах. Еще свежо было воспоминание от декабрьского Триплета (Дуплет плюс Аркаша Соколов). Парни из местной банды поставили аппарат, чтобы и самим заодно поиграть в удовольствие да за пиво. Шеф бара Йоуни Рахикайнен (Jouni Rahikainen), прятавшийся скромно за нагрудной табличкой с надписью "блюститель порядка" на этот раз оказался еще более довольным. Как выяснилось впоследствии, зазывая всех на аншлаговое мероприятие, этот Йоуни утверждал, что едет коллектив из Эстонии. Странная ассоциация. Разубедила его в этом одна девица, самозабвенно плясавшая два часа, и сообразившая кто откуда и что почем на пятичетвертном этническом блюзе "Isanta ja kotka". По ее словам, она долго не могла понять, откуда она знает этого человека с длинными волосами с черной гитарой в руках. Потом сообразила, что два года назад собственноручно кормила-поила Дуплет, будучи в услужении у одной дамы из местного бомонда.

В Петрозаводске в компании с Карху часто был замечен человек финской национальности, сильно смахивающий на рок-музыканта по всем показателям. Других ассоциаций просто быть не могло в том случае. Безошибочное мышление определило соратника, коим оказался барабанщик группы "Radiopuhelimet" по имени Юрки Раатикайнен (Jyrki Raatikainen) народом для удобства произношения окрещенный позже Юрасиком. Вышеупомянутый человек, прознав, что в клубе "Frank Mahonen" отсутствует что-либо на сцене, согласился предоставить все. В довесок к своим барабанам "Людвиг" он еще выдал "перед", комбики и всю фурнитуру. Бесплатно. Совершенно бесплатно. И даже транспортировал его до клуба, который, кстати, в 25 км от Оулу, и обратно. Играли в кои это веки три по 45 минут, тогда вспомнилась кивачная юность, местное же руководство только удивлялось тому, как это вообще возможно - играть без пультов, рэков и огромных "шкафов" слева и справа, да еще, чтобы и слышно чего-то было.

На следующий день Ромыч проявлял чудеса организаторского мастерства, взяв на себя в полной мере менеджерские обязанности. Он еще у себя дома собрал мальчиков в кружочек, дабы посвятить в задумки и прожекты. В клубе "45 Special" не слезал с телефона, общаясь со всеми подряд. Вообще сам клуб интересен: это трехэтажное помещение, в котором на первом (подвальном) и третьем этажах играют, а на втором вход и барная стойка. Бармен оказался смешливым и все отвешивал шутки и анекдоты в адрес Лехи Кобликова. Выяснилось, что он и сам бас-гитаристом подвизался, так что рассказываемые байки частично были адресованы и к нему самому. В тот вечер в клубе планировался джем, перед которым были заявлены гости из-за бугра, то бишь Дайроты, а после на сцену выходили все кому не лень, играли по две композиции, получали по талончику на пиво или на полтинник водки, за ними шли другие, третьи. И так в "45 Спешле" до пяти часов утра по принципу "мы работаем, пока здесь есть хоть один клиент". Серьезная заявка, так что пришлось оставить комбики-гитары. А забирали брошенные манатки поутру. Пока машина стояла перед входом и прямо под запрещающим знаком, к Жеке Климову пристал какой-то местный крендель уже пожилого возраста со злобным выражением лица забытого историей националиста. Жека кивал со спартанским терпением, а крендель думал, что тот нехороший человек, потому что назло не желает убрать машину с края дороги. Но ушел. А мы потом прощались со славным семейством и прямо от клуба стартовали до дому без заезда в Явочный домик.

 

  © 1998–2015