D'Airot d'Airot – Концерты
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
Первая годовщина, или Явочный "Домик Юкича"

Прелюдия:

В ознаменование Первой годовщины обновления барабанного отделения перед Квартетом ставится задача нанесения двух ударов на северном и южном направлениях с промежутком в полтора месяца. Вначале десант должен был высажен в Лахти, являющимся последним крупным городом и, соответственно, последним препятствием на пути к предместьям столицы. Там планировалась разведка боем с целью зондирования мощности укрепрайонов - не более. Второй упор ставился на упорно сопротивляющийся север в лице бывшей столицы "дегтярных буржуа" Оулу, где на этот раз основное бомбометание намечалось осуществить с самом главном клубе 45 Special, известным тем, что в нем из всех дней в году более половины звучит живая музыка, что там играли "Карху и Талвисоват", "Мюллярит", а также HIM и прочие.

Лахти:

Еще в "доклимовский период", когда Дуплет с уверенностью покорял пределы и приходы Великого Княжества, в промышленном центре юга страны в кофейне универмага "СОКОС" была устроена встреча между местными и пришлыми. Местных было больше, а руководил ими некто Харри "Хара" Ярвинен. (Harri "Hara" Järvinen) Результатом стало интервью в местную прессу и устный договор о намерениях. После, что и следовало ожидать, ажиотаж спал, начались делаться другие дела, как то восстановление квартета, так что недосуг было до товарища Ярвинена. Имело он возможность мирно почивать в люле с женой своей и не думать о том, что пора бежать к компу, залезать к жене в ящик, потому как там могло быть что-то важное. Вскоре все поменялось, конечно. По осени 2003 года Хара Ярвинен был разбужен, контакт с ним восстановлен, проектные удочки закинуты. Оказалось, что в Лахти ежегодно проводится фестиваль с названием "RUNOROCK", который, стоит отдать должное, не ограничивается просто концертами и пивом, но наполнен и более академическими вещами, в частности, семинаром, на котором рокеры имеют возможность доказать свою сопричастность к урокам литературы в школе, показать собственную историко-культурно-литературную значимость для будущих поколений, встав за кафедру с докладом в руках. Так что пришлось и на такое мероприятие сходить, оно, как и всегда, проводилось в зале городской библиотеки. Парадокс истории: свое выступление было у Кари Пейтсамо (Kari Peitsamo), который вечером играл у Дайрот на разогреве в клубе "Труба" ("Torvi"), а в 1997 году выступал с нами на фестивале в Якокоски. Кстати, на следующий день после лахтинского концерта, когда Квартет уже удалялся в сторону Йоэнсуу, чтобы, переночевав у Юкича, отправиться домой, в том же клубе вышеупомянутый Сантту Карху со товарищи возмущал спокойствие граждан в компании с другой легендой финского рока - Туомари Нурмио (Tuomari Nurmio).

Так вот по порядку если, то в апрельский вояж в Лахти перевалочный пункт был определен окончательно за домиком Юкича, там же была устроена явочная квартира, сам же хозяин принял на себя должность легендированного под фотографа и киномана держателя "блатхаты" - собственно когда четыре чувака прижмут к стенке, то ничего другого и не остается. Можно себе представить внутренние коллизии несчастного финского здоровяка размером с хорошего буйвола в такой вот ситуации: сидит он со своей всегдашней Йоханной, понимаешь, спокойно у себя в гостиной, и вдруг вваливается целая грядка возбужденных шишкастой дорогой через Долину Смерти и женским обличьем российской таможни не слишком здоровых по размерам своих мужиков. Эти мужики говорят на странно-непонятном наречии, из которого Юкич понимает только "да", "нет", "водка" и еще пару милых словечек, и особенно не стремаясь от вида озадаченного хозяина, начинают вытаскивать из своих вещмешков бутылки, банки и склянки, принимаются намазывать чего-то сверху, подкладывать снизу и сбоку, причмокивать и щелкать да и самого Юкича зазывать: Конечно, кто тут устоит от такого. Вот и финский брат Дайротов бросил подруженьку свою телик смотреть, да и влился в компанию почаевничать да хряпнуть не по-детски. А потом вообще ушел и оставил дом свой в полное распоряжение до утра, потому как ему самому надо было ехать куда-то на съемки для прикрытия. С утра же черная "Волга" уже направлялась на юга.

В Лахти местом почивания и харчевания была обозначена малюсенькая однокомнатная квартира бабушки Ээви Пюльзю (Eevi Pylsy), живущей там уж который год. Квартира, кстати, настолько мала, что четыре музыканта с трудом умещались на ночлег в течение последующих нескольких дней. Однако в первый вечер засиживаться было недосуг, потому как Дайротов ждал город Хямеенлинна и ирландский паб "У старухи Молли" ("Old Molly's"). Там еще был видеопроектор, по которому местная братия с большим интересом смотрела хоккейный матч местной лиги. Уважая их национальные чувства, барное начальство рекомендовало музыкантам не шуметь особенно и не "саундчекить", покуда не прозвучит финальный свисток.

После концерта "Волька" отказалась заводиться. Порядочная паника в таких случаях может и должна возникать, потому что в случае поломки по ту сторону границы обнаружить какие-либо детали невозможно. Но подбежали финны и растолкали машину, и она поехала, и даже доехала до самого Лахти, правда приборы показывали невесть чего, поворотники бились в истерике, и света ближнего практически не было - на счастье проезжавшая мимо полицейская машина не обратила особенного внимания. На следующий день вскрылась банальная причина: из двух (!!) ремней генератора один лопнул, а второй перевернулся и прокручивался вхолостую, так что аккумулятор был снесен на помойку, на его место поставлен другой, а в местных автозапчастях куплены новые ремни по шесть еврейских рублей штука.

Хара Ярвинен поджидал все в том же кафе универмага "Сокос", чтобы высказать распоряжения и пожелания относительно вечера. Появился и еще один человек - большого внешнего формата и с бородой, представившийся Яртту Мустоненом (Jarttu Mustonen), шефом клуба "Торви" и куратором фестиваля "Runorock". А клуб его оказался весьма убедительным, особенно, если учитывать габариты города Лахти, в котором проживает чуть более 100.000 человек. Самый центр, помещение в цоколе здания, соседняя дверь ведет в стрип-бар, площадь где-то 100 квадратов, стойка, столики, кожаные диваны для особо утомленных, бэкстэйдж с туалетом и даже душем, пиво в неограниченных количествах и, главное, нормальный "аппарат" с пультом, ламповыми комбиками и звукорежиссером впридачу, который нормально выполняет свою работу, иными словами проявляет живейший интерес и желает удовлетворить, а не диктует, как это иногда бывает. И это все в городе, который особенно не славится своими традициями рок-движения. И тем не менее, как-то в очередной раз стало грустновато за родные пенаты - опять подумалось о том, как трудно иногда бывать патриотом.

Потом было еще время, парни облазили все возможные музыкальные лавки-магазины, заново познакомились со всеми владельцами и проявили интерес к "кирпушникам", на которых иногда можно найти путние вещи. Обратный же путь пролегал по уже знакомому маршруту с ночевкой в явочном домике Юкича. Хозяин оказал полное доверие, не появившись дома совсем: провеселившись где-то всю ночь, он заглянул рано-рано, оставил душещипательную записку, и больше его в тот раз никто не видел.

 

  © 1998–2015