D'Airot d'Airot – Концерты
ЭстетикаИсторияСоставКонцертыАудиоВидеоТекстыМассмедияОбзорыМненияКонтактSuomi
День Защитника Отечества, или Рожденный 23 февраля
Ну кто бы мог подумать, что без полугода ровно через 10 лет после своего автоухода из ныне уже во языцех известного рок-коллектива тогда еще студент филфака и кафедры финского языка и литературы, а по совместительству легендарный бас-гитарист, ныне постоянно проживающий в ближайшем зарубежье и прочее, и прочее, и прочее Роман Гоккоев станет инициатором очередной вспышки активности d'AIROT. Правда, действовал он в этот раз в совершенно ином качестве.

Через десять лет после осуществленной в бесследно сгоревшем здании на Гоголя, 6 самой первой студийной работы, след от которой хранится на паре-тройке-четверке кассет и никому из нынешних поклонников бессмертных творений не известен, случился comeback мистера Р.Г. в тело двуголовой версии коллектива. Но в этот раз для фиксации своего имени на скрижалях истории не требовалась гитара "Урал", как на той записи, но нечто неожиданно другое. "Бэйсмен нумбер оне" выступил в качестве промоутера и менеджера небольшого турне Дуплета по направлению к находящемуся на противоположном краю хорошо известной Финляндии города Оулу. Да-да, в тот самый, в котором Технологическая деревня, Нокиа и все финляндские понты, а под боком все та же простая в доску деревушка Кярсямяки (Kärsämäki), известная по летнему блицкригу. Выезд в том направлении был важен даже чисто в туристическом отношении, поскольку восточные финские пределы уже хорошо известны, там есть пара классных точек, где маячение Дуплета вызывает нездоровый ажиотаж и безграничное веселье в самых разных кругах, а вот западная сторонка, за исключением вышеупомянутого географического центра Финляндии до сих пор тосковала и маялась в ожидании нормальных петрозаводских парней.

Вышеупомянутый Роман Гоккоев, фигурирующих в обычной жизни и ниже под кодовым именем "Ромыч", в свое время на протяжении трех лет являлся второй ключевой фигурой будущей легенды петрозаводской рок-музыки, но по мере изменения жизненных ориентиров и расстановки акцентов благополучно отошел в сторону от рок-суеты мирской, передав бразды правления и весь груз ответственности тогда еще молодому, но очень активному поколению, которое прочно вросло корнями и по сей день не бросает (тьфу, тьфу, тьфу) единожды взятых в руки весел. И кто бы мог подумать тогда, в те сложные 90-е, когда было много потенции, но мало возможностей, полная неизвестность и две хриплых колонки, что по выполнении двух пятилетних планов по рождению двух симпатичненьких дочек наш Ромыч точно птица Феникс восстанет из пепла прошлого и протянет руку старинного приятеля с вполне конкретными предложениями о вспоможении. Типа, дружба крепкая не сломается: Это факт.

Так вот знаменательный вояж был намечен на вторую половину февраля, и самая его сердцевина приходилась на 75-летний юбилей Красной Армии и 30-летие самого господина Романа Викторовича. Подготовка заняла некоторое время и потребовала, надо признать, усилий по обе стороны госграницы. Дуплету Оулу виделся черной овечкой, что усугублялось тем, что приходящие от промоутера и менеджера электронные письма пестрели именами незнакомых финнов и еще более незнакомых кабаков и площадок, которым Дуплет был продан со всеми потрохами. Где-то в душе постанывала ранимая музыкантская душечка: ей было как-то немного не по себе, ведь в этот раз и не предполагалось предварительного и ставшего привычным разогрева в "Wanha Jokela", где каждая трещинка известна и все местные хаус-синяки - лучшие дружбаны. Более того, в этот раз николаевской планировки Йоэнсуу оказывался за бортом вообще и даже не на горизонте, да и друзья-синепогонники с вяртсильско-нийраловской таможни тоже не при делах, поскольку основные силы концентрировались на северном направлении, для чего Дуплет перебрасывали колхозным поездом П-ск-Костомукша, а оттуда не подводах до места назначения. А там, начиная с середины Карелии, и ребята незнакомые, и пейзажи не наши, да и вообще фиг знает как себя вести.

Первая половина выдвижения в ту сторону прошло замечательно. На удачу не обошлось без курьезов, веселящих тоскливое перемещение от куста к кусту, коим страдает костомукшский, как и всякий другой поезд дальнего следования. В вагоне оказался презабавный мужик, который при всем своем внешнем довольно-таки приличном виде обладал невероятно сиплым, но мощным джококеровским голосом. Дядька сипел всю ночь то в одну сторону, то в другую, пытался по-гусарски или, скорее, по-отцовски завалить на соседскую кушетку юную проводницу, а поутру в отличнейшем расположении духа оттащил в мусор две поллитрушки и еще малышку до кучи и на ближайшей станции отправился за пивком. А вот еще городишко Суоярви в очередной раз покорил своими ночными красотами, неработающими туалетами, тусующимися на вокзале малолетками, проститутками и другими неопределенного вида молодыми личностями возраста ниже среднего, цвет лица коих выдает раннее пристрастие к суррогатам и прочим прелестям жадно хватаемой, но какой-то недоделанной буржуазной жизни. К счастью, железнодорожные рельсы обладают удивительным свойством никуда не сворачивать, так что в назначенное время Дуплет со своим всегдашним скарбом был в нужном месте, где переместился на чудо немецкого автомобилестроения и отправился далее. Кстати, в этой самой Костомукше до сих пор словно в назидание потомкам не убран режимный заборчик вокруг вокзала. Помнится некогда там стояли славные пограничники с такими же добрыми на вид собаками и проверяли всех входящих на территорию советско-финляндской стройки дружбы, никогда не выпуская обратно кроме как до поезда.

Ромыч-то молодец редкостный. Да и жинка его Ольга в девицах и студенческой молодости известная как Кузнецова не утратила по-прежнему своей карельской смешливости и энергичности. Оба они всегда отличались напористостью и стремительностью в действиях. Кроме детей эта колоритная пара сумела справить себе домик такой ничёшный с участком земли в бог знает сколько соток - не в самом непрестижном районе, заметим. Вот вам и хрестоматийные эмигранты-бездельники. Доказывают себе и местным деградирующим косоглядам, что чужого куска хлеба ни у кого отбирать не собираются. А то ведь любят эти финские соплеменники иногда обхаять нашего брата-репатрианта-эмигранта за хруст французской картошки, за слишком длинный багет и за заплесневелый рокфор. От дурости это они природной, от избалованности местной социальной сферой, да от антисоветизма и славянофобии своих неизжитых. Пардон, ежели кого тут зацепили, но это такая эмоциональная вставочка была.

Так вот. Программа турне хоть и не слишком большая была, но задачу свою выполнила. Как говорится в одной телефонной рекламе, "менеджер сказал, что:", так вот он и сказал, что важно забросить пару-тройку удочек и зацепить за губу какого-нибудь местного продвинутого типа, не слишком индифферентного по жизни, интересующегося, все на свете понимающего или философски ко всему относящегося. Для этого дуплетная форма, прочно ставшая в последние два года на ноги, подходила как нельзя лучше. Предполагалось, что после небольшого времени произойдет воссоединение Дайрота в количестве четырех и начнется новый виток жизни.

Ромыч человек крайне увлекающийся всем для себя новым и неизведанным. Если его чего-то заинтересует, так он этому отдается на полную катушку - аксиома известная еще по той общей школьной скамейке, на которой сиживали когда-то давно. В настоящем бытии это свойство позволило Дуплету ощутить новые измерения гастрольной жизни. "Рожденный двадцать третьего февраля" на протяжении всего мини-турне руководил стальной рукой все движения и перемещения Дуплета, демонстрируя мобилизацию усилий, чудеса организаторского таланта. Все и со всеми было схвачено, а если и не схвачено, то схватывалось по ходу, пробелы удалялись мгновенно, все выгоревшие на солнце листочки вовремя обрывались или подкрашивались и т.д. Скрытые дефекты же могли проявиться постфактумом, да и то исключительно по причине необстрелянности и первого опыта менеджерско-промоутерской деятельности.

Но эффект был потрясающий. Может быть впервые в истории гастролирующий Дайрот ощущал всю прелесть хорошо прикрытых тылов. Неожиданностей быть не могло, так как все было предусмотрено, всякие организационные нюансы так же не запруживали мозгов. Даже думать не приходилось кроме как о делах бренных. В результате уже на месте общение дуплета с людьми было само собой сведено до минимума - все проходило через сито. В принципе, это даже полезно для здоровья и особенно после концерта, когда в обычной жизни немногословные финны, послушав концерт и выпив пару пива местного разлива, становятся разговорчивыми и общительными. Тогда вся их тысячелетняя кома отходит далеко на задний план, уступая место прямо-таки французскому лукавству и итальянскому сладкоголосию. Право, после концерта совершенно неохота болтать языком, выхлестывая пивасик за пивасиком. Так что спина любящего обмен мнениями и прения начальника служила хорошим прикрытием.

Новшеств-то в тот февральский вояж было всяких в достатке. Даже один совершенно бесплатный концерт был в баре по имени "Dupont". Так сказать хитрый промоутерский ход, рассчитанный на предстоящее лето. Кстати, этот самый "Дюпонт" славен тем, что в городе, где в 2/5 раза меньше народу, чем в П-ске, является отличным местом встреч для музицирующей публики и их соратников-слухачей. Народ собирается по пятницам. Тогда официально в Дюпонте проводятся джемы для всех желающих, могущих и не могущих поиграть и потусить при живом звуке. Удивительно было то, что очень молодые мальчики выходили на сцену, но вдруг выдавали нечто такое, что заставляло даже опытного в таких делах лидер-гитариста Гришу Зимина прихлопывать в ладоши от удовольствия. Всякую разную рок-классику можно было послушать, да самим нам удалось сыграть вечнозеленый Гимн Союза Советских Социалистических Республик, вспомнив и гармонию и слова. Так глубоко они засели в сердца бывших пионеров.

На первый взгляд может даже показаться странным, что находящееся в самом центре Оулу, весьма с виду приличное заведение с хорошим дизайном, с отличной "Tex-Mex" кухней практически "haute couture" раз в неделю организовывает бесшабашные лайв-рок-вечеринки и вообще пытается держать статус эдакого "культуркабака", не сползая до известного уровня. Однако, увидев шефа заведения по имени Pertti, все сомнения развеиваются. Очень он уж выглядит неформально и по-рокерски, хоть и с легким налетом возраста и буржуазности. Интересная вещь, в "Дюпонте" всем поднявшимся на сцену и сыгравшим две вещи выдается купон такой, по предъявлению которого в баре наливают пива стакан большой. Понятно, что отбоя от желающих поиграть нет, а заведение не обеднеет, если нальет за свой счет стаканчик-другой предположительно в обход налогообложения. Ведь слушающим живой звук и платящим за то пиво уже нормальные деньги в районе 4-5 евро за стакан наливают уже из другой бочки. Так что нормальная капиталистическая действительность с человеческим лицом.

 

  © 1998–2015